BPTrends: Состояние рынка BPM 2018


Оригинал: BPTrends State of Business Process Management – 2018 Report
Автор: Пол Хармон (Paul Harmon)

Мы публикуем в сокращении перевод отчета о состоянии процессного управления, подготовленный ассоциацией BPTrends; полный текст доступен по ссылке выше (требуется регистрация).

BPTrends проводит международные исследования рынка BPM ежегодно с 2005 года. Отчет BPTrends содержит информацию о том, как компании организуют BPM, какие BPM-проекты осуществляют и какие процессные активности планируют в будущем. Отчет основан на данных, полученных в ходе опроса, который BPTrends проводила в четвертом квартале 2017 года. Полученные данные сравниваются с результатами аналогичных опросов, проводившихся в 2005, 2007, 2009, 2011, 2013 и 2015 годах.

Первая часть отчета содержит вступительное слово Пола Хармона и основные выводы (перевод этой части см. ниже), за ней следуют подробные фактические результаты опроса. В конце отчета представлена информация о респондентах и область деятельности компаний, в которых они работают.

В опросе приняли участие 184 респондента из разных стран мира. Большинство составляют компании Европы, Северной Америки, Центральной и Южной Америки; в опросе также приняли участие представители компаний из Австралии, Новой Зеландии, Ближнего Востока и Африки.

Резюме для руководства

По мнению Пола Хармона, интерес к бизнес-процессам развивается медленно. В некоторых организациях были проведены радикальные процессные изменения, которые привели к значительным успехам, но большинство инициатив в области управления процессами можно описать фразой «два шага вперед, один шаг назад». Удивительно много организаций, которые на протяжении нескольких лет фокусируются на процессном подходе, добиваются существенного прогресса, а потом по-видимому забывают об управлении процессами и он приходит в упадок, чтобы затем, спустя несколько лет, все началось заново.

Организации по-разному подходят к BPM. Некоторые реализуют системный подход к BPM, но большинство действует иначе. Они сосредоточены на совершенствовании отдельно взятых работ и процессов, внедрении новых технологий. Такой подход не позволяет в общем взглянуть на проблемы компании и попытаться решить их комплексно, на процессном уровне.

Иногда темпы изменений в компаниях настолько велики, что организации просто пытаются поддерживать хотя бы основные процессы в актуальном, рабочем состоянии, не касаясь остальных. Хуже того — в последние годы многие компании обнаружили, что их проверенные временем модели недостаточно хороши, и теперь они вынуждены искать новые бизнес-модели и трансформироваться, чтобы соответствовать радикально изменившимся требованиям клиентов.

Уже сегодня большая часть производств переведена на аутсорсинг, заводы пытаются использовать принципиально новые подходы к автоматизации производства на основе ИИ и роботизации. Розничные продажи кардинально изменились благодаря интернету. Розничные сети испытывают сильное давление интернет-магазинов, таких как Amazon, и витрины магазинов в торговых центрах по всей территории США пусты из-за продолжающегося роста онлайн-продаж. Финансовые организации сталкиваются с постоянными изменениями нормативной базы, и в то же время их клиенты требуют постоянного онлайн-доступа к своим активам и услугам. Звукозаписывающие и издательские компании были полностью преобразованы, поскольку цифровой звук и информация стали нормой для общества.

Несмотря на эту нестабильность, мировая экономика сейчас находится в лучшей форме с 2007 года, и 2018 год может стать тем годом, когда компании будут инвестировать в новые технологии и разработки.

Переходя к конкретике, интерес к бизнес-процессам несколько поутих за последние годы. На рисунке ниже изображены периоды популярности процессной работы и медленный рост ее признания в течение последних десятилетий.

В восьмидесятые годы, когда США столкнулись с вторжением на рынок европейских и японских автомобилей, был большой рост популярности методологий Lean и 6 Sigma, которые, как считалось, помогали иностранным компаниям производить лучшие продукты. В начале 90-х годов на пике был реинжиниринг бизнес-процессов (BPR). Этот всплеск популярности к процессному подходу был вызван книгой Майкла Хаммера «Реинжиниринг корпорации» и предположением, что информационные технологии могут радикально улучшить крупномасштабные бизнес-процессы.

В начале 2000-х годов интернет-технологии, такие как XML, позволили легко интегрировать потоки данных из разных источников, а новые программные средства, называемые системами управления бизнес-процессами (BPMS), позволили не только моделировать бизнес-процессы, но контролировать и даже изменять модели процессов в режиме реального времени.

В течение каждого из этих периодов энтузиазма писались книги, проводились конференции, а в деловых журналах появлялись статьи, которые побуждали компании к запуску разнообразных процессных инициатив. Через некоторое время, энтузиазм снижался и процессные инициативы тормозились.

Последний период популярности управления бизнес-процессами пришелся на 2003-2008 год. Кризис 2008 года привел к изменению приоритетов компаний, закрытию процессных инициатив и снижению инвестиций в развитие процессных инструментов. На данный момент, интерес к управлению бизнес-процессами сохраняется, но мы находимся в периоде низкой популярности BPM среди менеджмента.

Подводя итоги исследования, Пол Хармон делает прогноз, что вскоре начнется очередной период роста интереса к BPM, вызванный появлением новых инструментов цифровой трансформации и технологий ИИ, которые обеспечат конкурентные преимущества компаниям, которые сумеют усовершенствовать свои бизнес-процессы с их помощью.

Ключевые выводы

  • Участники исследования сообщили, что в 2017 году, как и в предыдущие годы, основным бизнес-фактором, который заставляет организации заниматься процессами, является экономия денег за счет снижения затрат или повышения производительности.
  • 37% респондентов сообщили, что в их организациях осуществляется несколько высокоуровневых проектов BPM.
  • 42% заявили, что их организации стремятся повысить удовлетворенность потребителей, чтобы оставаться конкурентоспособными.
  • 65% организаций согласились с утверждением, что процессы и технологии BPM помогли их организациям повысить эффективность, гибкость бизнеса и удовлетворенность клиентов .
  • Большинство (52%) респондентов заявили, что они лишь изредка моделируют или документируют процессы своей компании. Европейские организации чаще моделируют и документируют процессы, чем их североамериканские коллеги.
  • Большинство организаций сосредоточено на пошаговом улучшении существующих процессов и на автоматизации процессов уровня подразделений или компании в целом.
  • Большинство респондентов (52%) отметило, что процессы моделируются или документируются лишь от случая к случаю. Европейские организации более склонны к моделированию, чем североамериканские.
  • Наиболее популярная деятельность в области BPM, осуществляющаяся минимум в 25% организаций: разработка процессной архитектуры компании, координация усилий по управлению изменениями в масштабах компании, координация усилий по управлению процессами организации, осуществление крупных проектов по реинжинирингу и автоматизации процессов.
  • Основная сложность «продажи» процессных проектов высшему руководству по-прежнему в том, что за их внимание конкурирует слишком много разных процессных инициатив, от чего голова идет кругом.
  • Проектами процессных изменений в 27% случаев управляют менеджеры соответствующих процессов, в 24% BPM-подразделением или группой и в 20 % руководителями высшего звена.
  • 59% организаций, принявших участие в опросе, осуществляют как минимум один крупный проект трасформации, 93% — несколько проектов усовершенствования процессов.
  • 79% используют специализированное ПО для моделирования процессов, но в большинстве процессные модели используются только проектной командой, и только 22% распространяют модели среди всех сотрудников.
  • Удовлетворены используемым процессным ПО 50% организаций.
  • 48% компаний хотели бы в 2018 году ввести в свою практику управление решениями (Decision Management).
  • 30% также хотели бы использовать в процессной работе Process Mining, Capability Modeling и, в том или ином виде, роботизацию процессов (RPA) и искусственный интеллект.
  • 54% организаций тратят больше полумиллиона долларов, 21% — от полумиллиона до миллиона, 15% — от одного до пяти миллионов.
  • 40% намерены по тратить в 2018 году столько же, сколько и в предыдущем, 46% намерены увеличить расходы.
  • Европейские компании, на данный момент, проявляют больший интерес к BPM, чем компании Северной Америки